пятница, 12 января 2018 г.

Рассказ москвича о переезде в Индонезию

Фото: Depositphotos
Страна семнадцати тысяч островов — жаркая, далекая и малоизвестная. Все знают только остров Бали, но остальные города и острова Индонезии для европейца — terra incognita. В рамках серии материалов о россиянах, уехавших жить за рубеж, «Лента.ру» записала рассказ Максима Тропарева, который уже более пяти лет живет в столице Индонезии — Джакарте.
Беседовал Тимур Акулов

Хочу офис у океана

В 2008 году я окончил университет по специальности «банковское дело» и решил, что прежде, чем связывать себя оковами постоянной работы, нужно посмотреть мир. К лету я накопил достаточно денег, подрабатывая на полставки в одной компании, и как только защитил диплом, отправился путешествовать. За два месяца поколесил по Штатам, съездил в Берлин, и, наконец, улетел в Азию. Я прожил на Бали около месяца — незабываемые впечатления! Но пора было возвращаться в Москву. Я устроился в успешную международную компанию, и вроде бы мне жилось и работалось хорошо. Только вот тянуло обратно, в тропики, к океану. И в 2010 году я решил найти себе работу в Индонезии.

Европейкам — коляски, индусам — ролексы, китайцам — лапша

Наверно, это был знак свыше: уже через несколько дней после размещения моего резюме на международном сайте для поиска работы мне позвонили. В критериях подбора я указал, что хочу работать только в Индонезии.
Мне предложили позицию в столице — Джакарте, в международной компании, занимающейся банковским делом и инвестициями. Знать индонезийский язык не требовалось, поскольку все бизнес-процессы были выстроены на английском.
И завертелось. Месяца два ушло на оформление документов, прощание с родственниками и друзьями, которые, кстати, в моем решении меня поддерживали. Перед отлетом из России у меня было четкое ощущение, что я все делаю правильно, что эта поездка изменит мою жизнь. Так и вышло.
Билет до Гонконга я покупал в один конец, что было очень символично. Там мне предстояло провести пару недель в головном офисе компании по Южно-Азиатскому региону и только потом перебраться в Индонезию. В Гонконге меня поразила его интернациональность. Никогда раньше я не видел столько европейцев, китайцев, арабов и индусов в одном месте. И все прекрасно друг с другом уживаются. Я подумал о том, что тут действительно мультикультурализм — в отличие от Европы, где такая политика провалилась. По городу гуляют европейки с детскими колясками, индусы продают на улицах паленые Rolex, китайцы готовят лапшу в кафешках.

Не тронь это — и оно тебя не тронет

Гонконг немного подготовил к тому, что ждало меня дальше. Это был переходный этап от Европы к настоящей Азии, куда я вскоре направился.
Первое, что бросается в глаза, когда прилетаешь в Индонезию: люди здесь не похожи ни на кого. Словно взяли китайца, перекрасили его в коричневый и уменьшили в полтора раза — примерно так выглядят индонезийцы.
От страха перед насекомыми я избавился еще в свой первый приезд на Бали. Пришлось смириться с тем, что ничего не поделать с тараканами размером с ладонь, которые ползали в душе, с ящерицами, шныряющими по стенам и еще Бог знает с какими тварями. Отношения с ними складываются по принципу «не тронь это — и оно тебя не тронет». В Джакарте, естественно, насекомых, пауков и змей меньше, чем в провинции. В городе можно не опасаться встречи с ядовитыми тварями.

Эффект суперзвезды

Индонезия — мусульманская страна, за исключением Бали и еще нескольких островов, где исповедуют индуизм и христианство. Дом, в котором я жил в первое время, — в двух кварталах от мечети. В свою первую ночь, перед самым рассветом, часа в четыре, я проснулся от завываний громкоговорителя — это муэдзин созывал правоверных на молитву. Было так громко, словно муэдзин находился в соседней комнате. Меня одолевали смешанные чувства: я понимал, что людям нужно молиться, но почему они не дают мне спокойно поспать? Почему какой-то человек у мегафона решает, что мне и тысячам других людей пора просыпаться? Наутро я спросил у своего друга Ханафи, встает ли он ночью для молитвы. Тот очень удивился. Хотя он верующий мусульманин, по ночам он, разумеется, не просыпается, а к звукам из мечети давно привык и не замечает их.
Любой европеец, приехавший в нетуристическую Индонезию, автоматически становится суперзвездой. На улице все на тебя глазеют. Дело в том, что многие индонезийцы никогда не видели белого человека. Это как если бы в российскую глубинку приехал негр — эффект тот же. Поначалу со мной все фотографировались: в торговых центрах, в кафе, просто на улице. Моя самооценка росла как на дрожжах. Но признаюсь, что со временем постоянные просьбы о фото начали меня раздражать, и я теперь вежливо отказываюсь, или делаю вид, что не понимаю, чего от меня хотят.

Чили и огнетушитель, пожалуйста

Еда здесь нереально острая. Представьте, что вы по ошибке вбухали в порцию своего риса или лапши целую перечницу. И потом добавили еще столько же. Вот так питаются индонезийцы. Я-то люблю пряности, но это для меня было чересчур. Понадобилось около месяца, чтобы мой организм привык к этому, зато потом я уже не мог оторваться.
Однажды за обедом в офисе я увидел, как моя коллега в одной руке держала палочки, которыми ела лапшу, а в другой — вместо хлеба — перец чили. И закусывала им. Когда стручок заканчивался, брала следующий. От этого зрелища у меня слезы потекли из глаз. Я спросил, не остро ли ей. Она ответила, что на острове, где она родилась, все так едят, и для нее это очень вкусно. Я пока не рискую так выжигать свой желудок.

Вместо «Ашана» — коктейли на пляже

Сейчас я живу и работаю в районе Сiputra World. Это престижное, чистое и очень безопасное место. Добираюсь до офиса пешком, он рядом с домом. Поблизости торговые центры и фитнес-зал, куда я хожу после работы. Вообще в столице жуткие пробки, всегда. И все это сопровождается чудовищным смогом. А в сезон дождей улицы заливает настолько, что скутеры и машины попросту плывут. Это, можно сказать, огромный дорожный минус.
На выходных я стараюсь выбираться из города. С друзьями мы ездим в горы или джунгли: сплавиться по реке, покататься на квадроцикле или полетать на параплане. Здесь полно развлечений на открытом воздухе. Всякие питомники с крокодилами, слонами, змеями. Множество зоопарков и ботанических садов. Тропический климат позволяет круглый год гулять в шортах — не замерзнешь. Ну разве что в горы полезешь — там-то, естественно, прохладно.
Раз-два в месяц я летаю на пляж. Рядом с Джакартой нет хороших пляжей, поэтому я отправляюсь на острова — на Бали или Ломбок. Национальные праздники, когда можно отдохнуть несколько дней подряд, я провожу на Каримунджава — это россыпь небольших островков недалеко от острова Ява (где находится Джакарта). Там настоящие баунти-пейзажи: белоснежный песок, прозрачная вода, и никаких туристов. Прекрасное место, чтобы позагорать и побыть в тишине.
Иногда я вспоминаю, как в Москве проводил выходные, мотаясь за покупками в «Ашан», тратил время в пробках или в толкучке в метро. А сейчас любую субботу я могу провести на пляже с коктейлем в руках. Обходятся такие поездки недорого, потому что перелеты внутри страны, да и в целом по Азии, стоят сущие копейки. На выходные я могу спокойно слетать в Сингапур, Куала-Лумпур, Сурабаю или в любую другую азиатскую столицу — просто погулять. И это мне нравится.

Остров богов, серфинга и австралиек

Бали я очень люблю. Его называют островом богов. Еще говорят, что в Бали либо влюбляешься с первого взгляда, либо ненавидишь. Потому что этот остров — очень атмосферный. Каждый уголок здесь пропитан духом индуизма, повсюду возжигаются благовония и совершаются какие-то обряды. Все это очень красиво и аутентично. А какие закаты, какие пейзажи! Очень круто покататься здесь на серфе или выпить в компании с симпатичными австралийками. Но Бали чересчур популярен у туристов. Глобализация, мне кажется, убивает местную культуру. Наверно, это хорошо, что приезжие могут зайти здесь в Starbucks, но все же хотелось бы, чтобы национальная культура не подвергалась влиянию извне.
С этим островом у меня связано много воспоминаний. Он уже для меня как родной. Я познакомился здесь с русскими, которых, кстати, на Бали очень много живет. Мои друзья снимают виллу недалеко от океана, платят за нее меньше 300 долларов в месяц. Собственный бассейн, плюс в стоимость входят услуги горничной. Работают они удаленно: парень — веб-дизайнер, девушка — тревел-агент. Хороших и недорогих предложений по жилью хватает: хозяева готовы сильно снизить цену на аренду, если берешь дом надолго и оплачиваешь, скажем, сразу на год вперед.

Это другая планета



Когда у меня длительный отпуск и ко мне прилетают друзья из России, я, конечно, показываю им Бали — потому что это первое, чего они хотят. Но я также хочу, чтобы они увидели настоящую Индонезию, — без меня этого бы им никогда не удалось. Я везу их на секретные пляжи острова Ломбок — наверное, самые прекрасные места на свете.
Показываю вулканы на острове Ява, дикие пляжи, где можно посмотреть, как черепахи откладывают яйца и как из этих яиц вылупляются маленькие черепашки. Провожу через джунгли к захватывающим дух высоченным водопадам, до которых туристы обычно не доходят. После таких приключений впечатлений куда больше, чем от валяния на пляже. Я даже подумываю, что мне стоит открыть свое туристическое агентство и водить небольшие группы туристов туда, куда никто не водит. Индонезия — это другая планета и на сто процентов моя страна. Мне нравится океан, дикие места, джунгли, обезьяны, прыгающие по деревьям. И все это практически рядом с домом.

Молитвой сыт не будешь

Сколько плюсов, наверное, столько же и минусов жизни в этой стране. В первую очередь — это высокий уровень преступности. Сам я, к счастью, с этим не сталкивался, но на улицах ночью, да и днем иногда тоже, бывает опасно. Самое малое — могут обокрасть. Второе — повсеместная коррупция. Чтобы, скажем, получить качественные медицинские услуги, нужно много заплатить врачам в хорошей клинике. Но дело в том, что большинству жителей это просто не по карману. Их либо оставляют умирать, либо оказывают такую помощь, что она, в принципе, равносильна смерти. Разумеется, такая ситуация далеко не везде, но я говорю, исходя из своего личного опыта и того, что мне приходилось наблюдать. Кстати, на Бали, к примеру, есть русские врачи — если что, не дай бог, случится, можно обратиться к ним.
Вообще индонезийцы — очень добрый народ, наверное, самый приветливый из тех, что я встречал. Хотя большинство населения живет на грани бедности, они никогда не унывают, постоянно улыбаются. А балийцы так вообще средоточие позитива и жизнерадостности. Они думают примерно так: «Ну не взошел рис в этом сезоне, чего печалиться? Мы помолимся, и все у нас будет хорошо!» И пусть даже не в этой жизни, но в следующей обязательно — ведь балийцы верят в реинкарнацию.

В целом, я мог бы назвать три главные причины, почему мне нравится жить в Азии и почему я бы не хотел отсюда уезжать: это теплый климат с океаном, азиатская кухня и невероятная дешевизна. При моей зарплате я могу себе позволить достаточно много. Этого бы не было, если бы я жил, скажем, в Москве или в любой европейской стране. Зарплаты там хоть и высокие, но и расходов больше. Здесь же у меня европейская зарплата и азиатские расходы, что не может не радовать.

Возможно, в ближайшее время мне придется переехать в Гонконг, от работодателя поступило такое предложение. Я его пока не принял. Индонезия мне очень нравится, и я пока не готов отсюда уезжать. В Россию я возвращаться точно не собираюсь. Там холодно. Во всех смыслах.

Метапоисковик авиабилетов. Мы ищем билеты на самолет по сотням авиакомпаний и находим за считанные минуты самые дешевые авиабилеты

Комментариев нет:

Отправить комментарий